Мы помним
Автор: Administrator   
28.09.2012 05:38

В последние годы многие стали обращаться к истокам, вспоминать прошлое, своих предков. Вот и я хочу вспомнить о своем деде – Иване Михайловиче Чубукове, репрессированном в 1934 году и реабилитированном в 1988.

Грамотный человек с огромным трудолюбием, практичный, доброжелательный, он мог найти выход из любой ситуации. И такая у него трагическая судьба. Родом дед из старинного села Русская Лоза Игринского района. По архивным данным, в 1897 году в селе насчитывалось около 80 домохозяйств, а, как известно, семьи в XIX веке были большие, многодетные. Население русское. Кругом леса, где изобилие ягод, разнообразной дичи, в реке Лоза много рыбы. Очень хорошая плодородная земля, луга, овраги. Население в основном занималось земледелием, разводили скот, но каждая семья имела свой «бизнес»: пчеловодство, кузнечное дело. Мой дед по линии папы Михаил Дмитриевич Чубуков имел свою красильню. Дед по линии мамы Иван Михайлович Чубуков родился в 1884 году, окончил церковно-приходскую школу. Он состоял на государственной службе – объездчиком. Участок его угодий простирался от деревни Загребино в сторону Лозы. Семья большая – мать, отец, два сына, три дочери. Первая жена Ивана Михайловича умерла очень молодой, оставив двух детей – сына шести лет и дочь четырех лет (мою маму). Женился второй раз дед только через восемь лет, уже после революции. Имел он большой пятистенный дом, молотильный сарай, конную сеялку. После революции дед был назначен председателем сельского совета в Чутыре, проработал всего несколько месяцев. Началась гражданская война. Село несколько раз переходило из рук в руки – то белые, то красные. Весной 1918 года отряд белых со стороны Старых Зятцев ворвался в Лозу. Односельчане донесли, что дед был председателем сельсовета в Чутыре, в дом ворвались солдаты, выбив двери. Офицер задал вопрос: «Этот?», ему ответили: «Да», и тогда направил на деда наган, трижды нажал на курок – и трижды осечка. «Твое счастье», - сказал офицер. Мама вспоминала, что все дети были на полатях и плакали от испуга. Офицер крикнул: «Молчать!», еще раз нажал на курок и выстрелил в потолок. Выстрел, как ни странно, грянул, и вся мелюзга замолчала от страха. Дедушкина мама, испугавшись, выбежала во двор, там началась стрельба, ее ранили. Кругом кровь, плач. Стащили с кровати деда, брата с полатей, надели наручники и увезли в Ижевск, с ними вместе – ещё восемь человек. В этот же день в селе белые у многих всё крушили, забирали лошадей, хлеб, фураж. Пили самогон, активистов из бедноты избили. Позже полностью установилась Советская власть, Азин занял Ижевск, арестованные мужчины всё не возвращались. Тогда делегация из их родственников поехала в столицу. В Ижевске жил один большевик из Лозы – Федя Чубуков. Он быстро нашел арестованных лозинцев, их отпустили. Трудно было тогда разобраться, кто за что сидел. Закончилась гражданская война. В Лозе создали первую коммуну, начались раскулачивания. Многое Ивану Михайловичу не нравилось в коллективном хозяйстве, где не все работали добросовестно. Коммуны распались. Затем продразверстка. Опять раскулачивание, которое в основном проводили приезжие. В 1934 году по доносу (видимо, он с кем-то поделился, что колхозы, как и первые коммуны, могут не состояться) приехавший «черный воронок» увозит деда как врага народа, проводится полная конфискация имущества. Жена его остается с пятью детьми в старом доме и переезжает к своему отцу в Як.-Бодью. От Ивана Михайловича было только одно письмо: «Работаю на Беломорканале, но уже не получается, опухли ноги до колен от голода». После его ареста под страхом такого же наказания все остальные семьи вступили в колхоз. Район отрапортовал: «Коллективизация в с. Русская Лоза закончена». Когда немного всё утряслось, бабушка Вера вернулась в Лозу с детьми и её приняли в колхоз. Они росли как дети кулака, врага народа. Обратиться куда-то за помощью нельзя. Выжили все, выучились, стали достойными людьми. В 1964 году, когда я уже работала в библиотеке п. Игра, приехала в Лозу на выходной. Там были следователи по делу Ивана Михайловича. Они нам сказали, что, возможно, его реабилитируют, уж очень запутанное дело, многих свидетелей нет в живых. Реабилитировали только в 1988-ом, но мы до 1996 года ничего не знали. Большое видится на расстоянии. Сегодня революция, гражданская война, коллективизация, в которых пострадали многие, ушли в прошлое. Иван Михайлович не был большевиком, не воевал ни за белых, ни за красных. Но был избран председателем сельсовета. Проработал всего два месяца, но за это едва не расстрелян белыми, сидел в тюрьме. Сомневался, что колхозы состоятся, за что осужден. Столько лет прошло, мы, уже внуки наших дедов, ито боялись, не дай бог кто-то из односельчан вспомнит, что один дед, офицер царской армии, воевал на стороне Колчака. Другой вдруг оказался врагом народа. Вот такая трагическая судьба моего деда Ивана Михайловича Чубукова. Но время всех уравняло. Мы, внуки, правнуки, всегда помним и чтим наших предков. Это наше прошлое.

 

Г. Вотякова, пенсионерка 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 
 

Случайное изображение

P1000264.jpg

Вакыт (Приложение на удмуртском языке)